(812) 943-8070

Здесь мы постарались дать ответы на некоторые вопросы, связанные с назначением и производством экспертиз:


Общие рекомендации по назначению экспертизы
Почерковедческая экспертиза
Технико-криминалистическая экспертиза документов
Трасологическая экспертиза
Дактилоскопическая экспертиза
Портретная экспертиза
Экспертиза оружия (холодного и баллистика)
Автотехническая экспертиза
Товароведческая экспертиза
Строительно-техническая экспертиза
Судебно–медицинская экспертиза
Пожарно-техническая экспертиза
Землеустроительная экспертиза
Бухгалтерская экспертиза
Фоноскопическая экспертиза
Оценочная (стоимостная) экспертиза
Методические рекомендации по экспертизе подписей

Почерковедческая экспертиза

Это род криминалистической экспертизы, предметом которого является установление фактических данных при идентификационных или диагностических исследованиях рукописных текстов с целью отождествления исполнителя графического объекта и/или определения условий их выполнения.

Объектом исследования почерковедческой экспертизы являются рукописные объекты (тексты, цифровые записи, подписи). Причем подписи в этом списке следовало бы поставить на первое место, поскольку на их исследование сегодня приходится до 80% почерковедческих экспертиз.

Какие вопросы решает почерковедческая экспертиза?

Чаще всего это идентификационная задача, т.е. установление исполнителя рукописного объекта.

Вопрос в этом случае формулируется следующим образом:

«Кем – самим Ивановым Иваном Ивановичем или иным лицом/лицами – исполнены в представленной на экспертизу расписке от 01.01.2001 рукописный текст «Иванов Иван Иванович» и подпись от имени названного лица?»

Просим строго придерживаться данной формулировки, чтобы избежать казуистики при трактовке вывода эксперта.

Например, постановка задачи на установление исполнителя рукописного текста нередко формулируется инициатором в следующем виде:

«Соответствует ли подпись от имени «N» в представленной на экспертизу ведомости на выдачу заработной платы подписи самого «N»?

Соответствие – это термин, означающий совпадение/несовпадение определенных свойств двух и более объектов, а потому его употребление без привязки к конкретному свойству является неправильным. Один рукописный объект может соответствовать другому по времени исполнения, по типу пишущего прибора, по цвету красителя и по ряду других свойств, но при этом оба этих объекта могут быть исполнены разными лицами.

Другим подвидом почерковедческой экспертизы является диагностическая экспертиза, устанавливающая данные о личности исполнителя графического объекта по признакам почерка.

В рекламных проспектах и на сайтах различных НГЭУ можно найти информацию о том, что эксперты-почерковеды могут по признакам почерка определить пол исполнителя, его возраст, а также некоторые другие данные о личности. Сегодня судебное почерковедение действительно располагает научно обоснованными методиками установления некоторых данных о личности исполнителя графического объекта – пол, возраст, национальность. Но эти методики имеют одно существенное ограничение: их можно применять только для большого объема почерковой информации – не менее нескольких листов рукописного текста. Сегодня, в условиях поголовной компьютеризации, такие документы являются огромной редкостью. На основе же кратких записей достоверное установление информативных данных о личности исполнителя практически невозможно.

Еще одним подвидом почерковедения является ситуационная экспертиза, т. е. установление условий, при которых был выполнен рукописный объект. На практике такие вопросы обычно возникают при исследовании долговых расписок, завещаний, договоров дарения и некоторых других видов документов. Чаще всего в ходе экспертизы требуется установить, не выполнялась ли запись или подпись в такого рода документах при необычном психофизиологическом состоянии исполнителя (алкогольное или наркотической опьянение, состояние стресса, вызванного угрозами для жизни и здоровья, и т. п.).

Все эти вопросы подробно исследованы отечественными криминалистами, начиная с 70-х годов прошлого столетия. Выявлены и описаны признаки, позволяющие с определенной долей уверенности утверждать, что в момент выполнения графического объекта исполнитель находился под действием так называемого сбивающего фактора. Это общий термин, который характеризует как внешние (непривычная поза, неудобный прибор и/или подложка, письмо в движущемся транспорте и др.), так и внутренние (состояние опьянения, волнение, болезнь и др.) факторы, воздействующие на пишущего.

К сожалению, в подавляющем большинстве случаев эксперт не в состоянии вычленить, под действием какого конкретно сбивающего фактора выполнялся графический объект. Правда, в последнее время появились интересные экспериментальные исследования, позволяющие дифференцировать вид сбивающего фактора. Но их практическое применение, как и в случае диагностических экспертиз, резко ограничено применимостью к рукописям большого объема.

В связи с изложенным правильная формулировка вопроса выглядит следующим образом:

«Не имеется ли в рукописном тексте, исполненном гр-ном N, признаков его выполнения под действием сбивающих факторов (стресс, болезненное состояние, алкогольное опьянение и т. п.)?»

При этом инициатору важно понимать, что отсутствие в почерке признаков воздействия сбивающего фактора не означает, что этого воздействия не было. Все люди разные, и бывают случаи, когда человек сохраняет абсолютное спокойствие в ситуации, серьезно угрожающей жизни. По-разному люди ведут себя и в состоянии опьянения.

Следует также упомянуть, что примерно с середины восьмидесятых годов прошлого века в России усилиями отдельных энтузиастов обрело второе дыхание такое направление, как графология – учение о взаимосвязи личностных характеристик человека и признаков, отображаемых в его почерке. Услуги по производству графологической экспертизы предлагают сегодня и некоторые НГЭУ.

Не вдаваясь в полемику о научной обоснованности подобного подхода, отметим только, что те выводы, которые делают графологи в ходе своих исследований, не дают клиенту практически никакой важной информации. В основном, это весьма общие и расплывчатые формулировки – наподобие тех, какими оперируют составители гороскопов. Нужно это или нет – решать инициатору.

В ЭКЦ «СевЗапЭксперт» графологические исследования не проводятся. Мы применяем в своей деятельности только научно обоснованные и проверенные практикой методы.

Что важно помнить при назначении почерковедческой экспертизы?

1. При назначении почерковедческой экспертизы – особенно, когда речь идет о диагностических или ситуационных исследованиях, – мы снова настоятельно рекомендуем предварительно проконсультироваться с экспертом. Приводимый ниже пример позволит наглядно проиллюстрировать целесообразность таких консультаций.

Пример из практики. В одно из отделений коммерческого банка обратилась женщина преклонного возраста, предъявившая паспорт и сберегательную книжку вкладчика банка, с просьбой выдать деньги со счета. Кассир проверила документы, сличила подписи и, не найдя никаких противоречий, выдала требуемую сумму.

Впоследствии выяснилось, что операция была проведена незаконно, поскольку вкладчица, с чьего счета были сняты деньги, умерла за два дня до описываемого события. Деньги, как выяснилось еще позже, получила родственница умершей, используя внешнее сходство с ней и подлинные документы.

Руководство банка осуществило денежный начет на кассира. В свою очередь, кассир обратилась в суд с иском о том, что не считает себя виновной, поскольку не имела возможности выявить мошенничество при получении денег.

Адвокат истца хотел ходатайствовать о назначении экспертизы с постановкой перед экспертом следующего вопроса: «Могла ли кассир определить подлинность подписи на расходном кассовом ордере?».

В ходе консультации наш специалист указал на некорректность подобной формулировки вопроса и предложил свой вариант выстраивания позиции защиты. В итоге была назначена почерковедческая экспертиза в следующей редакции вопроса: «Кем – самой N или иным лицом – исполнена в представленном на экспертизу расходном кассовом ордере подпись от ее имени?». В ходе исследования экспертом был сделан вывод о невозможности решения вопроса об исполнении данной подписи самой вкладчицей или иным лицом ввиду естественной схожести мало выработанных (старческих) почерков.

Опираясь на данное заключение в суде, адвокат истца выступил с заявлением о том, что кассир никак не имела возможности выявить подлог, раз уж даже квалифицированный почерковед с двадцатилетним стажем не может категорично опровергнуть подлинность подписи получателя в расходном ордере. Суд в итоге принял сторону истца.

Из приведенного примера видно, что правильное взаимодействие инициатора с экспертом на стадии, предшествующей назначению экспертного исследования, позволило максимально эффективно использовать возможности экспертизы в установлении значимых обстоятельств.

2. Отличительной особенностью почерковедческой экспертизы является необходимость представления в распоряжение эксперта не только исследуемого рукописного объекта, но и сравнительного материала – или, как говорят эксперты, образцов почерка фигуранта. Правильный подход к подготовке сравнительного материала является одним из необходимых, а иногда и решающих условий для результативного производства экспертизы.

Образцы бывают трех групп: свободные, условно-свободные и экспериментальные.

К свободным относятся образцы рукописного материала, выполненные фигурантом вне связи с расследуемым событием и в предшествующий ему период времени. Именно так – должны быть соблюдены оба названных условия!

К условно-свободным относятся образцы рукописного материала, выполненные при нарушении одного из условий, предъявляемых к свободным образцам.

К экспериментальным относятся образцы рукописного материала, исполняемые фигурантом непосредственно для производства экспертизы, о чем он предварительно уведомляется.

Для производства идентификационного исследования в распоряжение эксперта лучше предоставлять и свободные, и условно-свободные, и экспериментальные образцы. Почему это важно?

Прежде всего, следует иметь в виду, что без свободных образцов эксперт вообще не имеет права проводить исследование. Зная, с какой целью у него отбираются экспериментальные образцы почерка, фигурант имеет возможность при необходимости изменить отдельные признаки (например, транскрипцию подписи) и тем самым крайне затруднить или вообще сделать невозможным проведение почерковедческого исследования.

Но экспериментальные образцы сами по себе важны. Если эксперт видит явное несоответствие экспериментальных образцов со свободными, он непременно отражает данный факт в своем заключении (акте). Это может сыграть существенную роль в процессе, поскольку определенным образом характеризует фигуранта. Вместе с тем, экспертам НГЭУ зачастую приходится сталкиваться с ситуациями, когда отбор у фигуранта экспериментальных образцов объективно невозможен – например, при спорах по делам о наследовании. Здесь приходится довольствоваться только свободными образцами, что, в принципе, допустимо с методической точки зрения, хотя в ряде случаев несколько снижает возможности эксперта.

3. Согласно исследованиям, проведенным известным Санкт-Петербургским почерковедом Л. А. Сысоевой, до 30% подписей граждан России ввиду простоты строения являются объектами, непригодными для идентификации исполнителя, поскольку в них не содержится в достаточном объеме признаков, отражающих индивидуальность подписного почерка. Соответственно, около трети выводов по исследованию подписей объективно будут относиться к категории «НПВ», то есть «не представляется возможным». Инициатору необходимо быть готовым к подобным случаям.

4. Инициатору не стоит увлекаться постановкой эксперту излишних вопросов. Нередко приходится получать постановления, в которых дополнительно формулируются следующие вопросы:

и тому подобное.

Помните, что на этапе раздельного исследования эксперт обязан выявить признаки необычности исполнения графического объекта вне зависимости от того, сформулирован ли ему соответствующий вопрос.

5. Проведение почерковедческой экспертизы по электрофотографическим копиям документов методически допускается. Но производство экспертизы в этом случае имеет свои особенности.

Во-первых, начальной стадией такой экспертизы является изучение пригодности документа для производства почерковедческого исследования. Подчеркиваем: не самого графического объекта, а именно документа! Если копия некачественная (графический объект плохо прокрашен, наблюдаются геометрические искажения, образовавшиеся при копировании, и пр.), эксперт делает вывод о ее непригодности для почерковедческой экспертизы.

Во-вторых, эксперт в данном случае не в состоянии определить, каким способом нанесен графический объект на оригинал документа. Соответственно, он будет исследовать фактически не подпись на документе, а ее изображение, и вывод будет сформулирован в соответствующей форме.

Примеры правильной формулировки наиболее распространенных вопросов:

«Кем – самим Ивановым Иваном Ивановичем или иным лицом/лицами – исполнены рукописный текст «Иванов Иван Иванович» и подпись от имени названного лица в представленной на экспертизу расписке?»

«Не имеется ли признаков исполнения данной записи/подписи под действием сбивающих факторов (в том числе при необычном психофизическом состоянии исполнителя)?»

«Не исполнена ли подпись от имени Иванова И. И. в представленной на экспертизу ведомости гр-ном Петровым Петром Петровичем?»

«Одним или разными лицами исполнены рукописные тексты представленных на экспертизу анонимных писем?»